Биологические часы отражаются на эмали зубов

Однажды летом прошлого года Тимоти Бромедж (Timothy Bromage), палеонтолог в университете Нью-Йорка, отдыхая на Кипре, жевал отбивную из ягненка. Вдруг он услышал хруст. Когда за звуком последовала острая боль, он понял, что сломал зуб.

Когда он вернулся в Нью-Йорк, его дантист рассказал ему, что он вынужден будет перенести три месяца мучений, если хочет восстанавливать зуб. «Или дайте мне всего пять минут, — сказал врач, — и я выдерну его прямо сейчас».

Бромедж предпочел удаление. Таким образом он получал возможность сделать тонкий срез зуба, то есть то, что он хотел сделать уже несколько лет, чтобы измерить новый вид биоритма, который он изучал в постоянных зубах млекопитающих. Это не хорошо изученный циркадный биоритм, а более длительный, разнящийся от вида к виду, длящийся от двух дней до двух недель. Бромедж считает, что этот ритм может задавать темп роста животных и продолжительность их жизни.

У крыс биоритм длится один день; у макак — четыре, у овец — пять, у людей — от шести до 12 дней. Бромедж подтвердил эту взаимосвязь у десятков других живущих и вымерших млекопитающих, в том числе у азиатских слонов, у которых биоритм длится 14 дней. (Существуют и исключения: например, у собак эта взаимосвязь не прослеживается).
+ 0 -
Яндекс.Метрика